Партия «Новые люди» стала «пятым колесом» Госдумы

Главной новостью выборов, способной хоть немного оживить думский ландшафт, стало преодоление 5%-ного барьера партией «Новые люди», что означает появление на Охотном Ряду еще одной фракции. Но это никак не помешает Кремлю и правительству проводить через парламент любые нужные им законы.

Госдума у нас состоит из двух частей: половина (225 мест) избирается по партийным спискам, а половина (225 мест) — по одномандатным округам. С 2003 года преодолеть 5%-ный барьер и попасть в парламент ни разу не удавалось спискам больше чем из 4 партий. Причем с 2007 года и до сегодняшнего дня это были одни и те же партии: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «СР».

Напомним: только «взявшие барьер» получают на Охотном Ряду право на создание фракций. Создание депутатских групп, в которые могли бы объединиться депутаты-одиночки и те, кто по каким-то причинам уже после выборов родную фракцию покинул, законом «О статусе сенатора РФ и депутата Госдумы» и думским регламентом сейчас не предусмотрено. Хотя в 90-е и начале 2000-х годов группы разной политической ориентации в парламенте всегда существовали.

Итак, теперь в Госдуме появится пятая фракция — «Новые люди». Будет она карликовой: по предварительным результатам, за этот политический проект проголосовали около 5,3% избирателей, ни одного одномандатника провести «Новым» не удалось — значит, едва ли получат больше чем 13–15 мест. Тем не менее, как любая другая фракция, они смогут претендовать на какие-то думские посты (вице-спикеров, глав комитетов и их заместителей, например), получат представительство в Совете Думы и не подвергаемое никем сомнению право задавать в зале пленарных заседаний вопросы и выступать по мотивам голосуемых законопроектов. Судя по ходу предвыборной кампании, представители этой партии «в политику» старались не лезть, острые углы осторожно обходили, но по экономическим вопросам высказывались охотно — значит, у нас как минимум есть шанс увидеть большее разнообразие мнений при обсуждении каких-то вопросов.

Фракция «Единая Россия», которая в Госдуме седьмого созыва была просто гигантской (343 человека, три четверти всех мандатов), по итогам этих выборов немного съежилась. Но полный политический контроль за палатой сохранила: почти 50% голосов по партийным спискам и 199 одномандатников вместе дают гораздо больше, чем искомое конституционное большинство. Конституционное большинство в 300 голосов позволяет принимать и законы о поправках в Конституцию, и конституционные законы без поддержки других фракций. Начиная с 2007 года меньше 300 голосов (238) «ЕР» имела лишь в шестом созыве (2011–2016), но никаких особых проблем с одобрением всех важных для Кремля и правительства инициатив и тогда не возникало: если требовалось — готовые поддержать в ЛДПР, «СР», а то и в КПРФ всегда находились. Для принятия «обычных» законов (бюджет, пенсионное, трудовое законодательство, законодательство о выборах, Уголовный кодекс и КоАП, например, — «обычные» законы), как и для голосования за кандидатуры премьера и министров достаточно обычного большинства, то есть 226 голосов…

Хотя в регламенте Думы ничего не написано про правила распределения думских постов, и каждый раз перед началом работы нового парламента этот вопрос решается в ходе кулуарных переговоров, пакет в больше чем 300 голосов естественным образом делает единороссов главными выгодоприобретателями. Надо сказать, в начале прошлого созыва посты поделили «по-божески», то есть не пропорционально полученным мандатам: из 26 комитетов по 5 возглавили КПРФ и ЛДПР и 3 — «Справедливая Россия». Как будет выглядеть пакетное соглашение сейчас — мы увидим в ближайшие недели. Все решится еще до первого пленарного заседания. В любом случае даже если комитет возглавляет, скажем, коммунист, это не значит, что решения там принимаются «коммунистические»: в ключевые комитеты вроде бюджетного или по законодательству «ЕР» в последние годы обычно всегда направляла такое количество своих депутатов, чтобы обеспечить большинство голосов при принятии решений. Да и окончательно судьба законопроекта решается в зале пленарных заседаний, где конституционное большинство известно у кого.

В Госдуме седьмого, уходящего в историю созыва у КПРФ, было 42 мандата, у ЛДПР — 39, а у «СР» — 23. Сейчас представительство КПРФ должно увеличиться: во-первых, за нее проголосовало около 19% избирателей (в 2016 году — 13,3%), а во-вторых, этой партии удалось провести 9 одномандатников. Фракция «СР», которая теперь будет называться фракцией «Cправедливая Россия — За правду», тоже вырастет: и проголосовало за нее больше, чем в 2016 году (7,4% вместо 6,2%), и одномандатников прошло 8.

Партия "Новые люди" стала "пятым колесом" Госдумы

У ЛДПР — один одномандатник и голосов всего 7,5% против 13,1% пятью годами раньше… Вот главный проигравший этой кампании.

В 2016 году по итогам выборов в Госдуму прошли трое одномандатников-одиночек: самовыдвиженец Владислав Резник, выдвинутый партией «Гражданская платформа» Ринат Шайхутдинов и выдвинутый партией «Родина» Алексей Журавлев. Г-н Резник, единоросс «по происхождению», сразу же вступил во фракцию «ЕР». А г-да Журавлев и Шайхутдинов так и остались «одиночками». Просидели они в Думе тихо и малозаметно, в том числе и потому, что никаких преимуществ, которые дает членство во фракции, не имели, — но сейчас опять избрались, и опять одномандатниками от своих партий.

Кроме них, в Госдуму попала (вернее, вернулась) Оксана Дмитриева — ее выдвинула по одномандатному округу в Петербурге «Партия Роста». Вступит ли она в какую-то фракцию — пока неизвестно.

Да, есть еще целых пятеро самовыдвиженцев, но обманываться не стоит: все они поддержаны единороссами и наверняка вступят во фракцию «ЕР». Один из них — все тот же г-н Резник…

Источник: www.mk.ru

Читайте также: